1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

На Джайляу. Стихотворения

На Джайляу

«Мальчик в юбке к нам идет с непокрытой головою!» —
обо мне судачат двое, где дороги поворот.
«Ногти крашены! А обувь? Точно гири на ногах,
да еще на каблуках, — осудив, хохочут обе:
— Вот так птица залетела!»
Добиралась к ним полдня. Правда. Было очень смело
так одеться, и родня не признала. Это я!
Вот невестка присмотрелась и стоит с открытым ртом,
видно, дело только в том — стрижена, не так оделась.
Я — казашка, как была, я скучала по лепешкам,
по степным мои дорожкам, по аулу, где росла.
Где лежит моя домбра?
Запою, и вы поймете: ваша я.
                                           В круговороте
современных городов это платье мне удобней.
Выходи, кто расторопней!
Я могу доить коров
и носить на коромысле два ведра,
как вы, с утра,
печь лепешки, курт сушить —
платье не мешает мысли,
как без вас могла б я жить?
Эй, невестки, эй, подружки, вестницы и хохотушки,
как придет пора прощаться, то-то будем слезы лить.

Перевод Т. Фроловской

* * *

Детвору любят все, и какой же казах
на ребенка не взглянет с улыбкой в глазах.
И когда новорожденный в юрте кричал,
обращаясь к отцу, говорил аксакал:
«Ты послушай, как громко мальчишка кричит.
Значит, вырастет скоро хороший джигит».
Приносили барана, готовили той,
чтобы рос он на славу в степи кочевой.
Ну а если не сын появлялся, а дочь,
то мужья отходили, нахмурившись, прочь,
не желая ни слова о дочке сказать,
будто только сыны могут меч удержать,
будто только сыны могут степью лететь
и за счастье народа решаться на смерть.
Сколько б ни было дочек в семье, все равно
говорили о сыне: дитя есть одно.
Но промчатся недели, слагаясь в года
Станет дочка красою родного гнезда.
Как восходом, улыбкою степь озарит,
и поклонится ей самый лучший джигит.

Перевод П. Кошеля

* * *

Сидим, не говоря ни слова,
два полюса, два мира в нас.
О, груз молчания такого —
он на неделю иль на час?
Зачем друг друга мы с мученьем
казним невидимой виной,
зачем считаешь униженьем
склониться молча предо мной?
Мне тяжко:
может, в том причина,
что я покорна не всегда,
и не склонюсь перед мужчиной:
я женщина и тем горда!..

Перевод Т. Кузовлевой

* * *

С цепи сорвался телефон —
бегу, запутываясь в юбке.
Но нет, не ты. Развел трезвон
чужой скрипучий голос в трубке.
Звонит моих предчувствий вор —
словами ярость приодену.
Кой-как окончив разговор,
готова трубкой шмякнуть в стену.
Ну, телефон, теперь держись,
кричи хоть криком человечьим,
не подойду.
Пусть лопнет вечер,
ко всем чертям летит вся жизнь.
Звонит —
              еще не отбежала,
беру —
           там все,
что я хочу.
Зря телефон я обижала,
целую трубку и молчу.

Перевод Т. Фроловской

* * *

Пускай рассвет застанет нас в пути,
пускай закат застанет нас в Отраре.
Нам в тесных комнатах простора не найти.
Застой, покой людей так рано старят.
Дай руку мне — кровь предков не молчит.
Степь широка, и бег коней горячих
в такие дали звездные умчит,
где и мираж пустынный не маячит.
Умчимся через плешь солончака
от скуки прозябанья — не догонит!
Свой хлеб разделим с чайками. Рука
твоя в моей, и добры наши кони,
и приотстал знакомый свист погони.
Летим! И перед жизнью прежний страх
рассеется, ведь ветер с нами дружен.
Но ветер обессилел в городах —
ему, как нам, простор для жизни нужен.

Перевод Т. Фроловской

* * *

Ты ягод грусти с песен не срывай.
Колючий — песня — куст, и ягод много.
Певца любви не торопись судить,
не лги, что грусть — черта другой эпохи.
Напраслина в обертке укоризны!
Не спрашивая, вижу я насквозь:
ты не любил, и лишь по небылицам
выносишь ты сужденье о любви.
Чем больше любишь, тем полней печаль,
и скорбь любви не слушает упреков,
а рвется к утешенью. Помолчи!
Когда полюбишь, приходи — расскажешь…

Перевод Т. Фроловской

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход