1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Форосский храм — архитектурное чудо! Очерк

Форосский храм — архитектурное чудо! Какая неведомая сила взметнула этот шедевр на край пропасти? На этот головокружительный форосский обрыв, который сам держится каким-то чудом на месте, отведенном ему природой? И не может быть, чтобы храм построили просто так на этом недоступном месте. Должна же быть причина?
Легенда донесла до нас следующее: дочь известного московского купца первой гильдии, известного нам больше под именем «чайного короля», Александра Кузнецова, владельца форосских земель и самых лучших особняков на этом кусочке крымской земли, ехала на побывку к своему родному батюшке, который построил для любимой дочери по проекту Гиллинга роскошный дворец в центре не менее роскошного форосского парка. А какое средство передвижения было в то время? Пролетка, запряженная тройкой выносливых коней. Люди победнее пользовались упряжками с одной лошадью, что на горных дорогах было безопасней. Но тут же была дочь «чайного короля», и ей вроде бы не пристало обходиться одной конякой!
Все, может быть, и обошлось бы, но начался в горах камнепад — он и сейчас страшен в этих местах! — и всхрапнули в испуге кони, и понеслись вразнос... Один поворот, другой... и — обрыв, огромный полукилометровый обрыв форосского массива! Миг... и — летит пролетка в пропасть. Ни от лошадей, ни от лихого кучера, ни от дочери почти ничего не осталось. Страшно! Очень страшно!
Но у этой легенды есть и более оптимистический конец: нет, не рухнули кони в пропасть, не погибла дочь «чайного короля» — в последнюю секунду, когда беда уже казалась неминуемой, кони остановились на самом краешке обрыва.
И счастливый отец — «чайный король» Александр Кузнецов — именно на этом месте построил вот это чудо.
К проекту был привлечен лучший архитектор, академик Николай Михайлович Чагин, а к непосредственному исполнению задуманного талантливым архитектором — мастерская не менее знаменитого итальянца Антонио Сальвиатти из Вянцекды.
Ну а теперь, когда вы познакомились с двумя концовками одной легенды, расскажем то, что ближе к истине.
Да, этот храм в византийском стиле, действительно, построен во спасение, но не дочери Кузнецова, а императора Александра III. 17 октября 1888 года на Курско-Харьковской железной дороге произошло крушение царского поезда, и из-под перекореженных обломков вагона извлекли всю Царскую семью. Целой и невредимой! Это ли не чудо?!
В те годы множество церквей было воздвигнуто в честь спасения Царской семьи, не оказался в стороне и Александр Кузнецов.
О многих храмах мы не знаем, а храм на форосской скале стал всемирно известен — великолепный чай купца первой гильдии Кузнецова расходился не только по всей России, но и по всему миру! И эта церковь, ставшая уникальной, стала и чайной маркой — храм был запечатлен на миллионах чайных этикеток... Потом появились и сотни тысяч открыток, на которых форосская церковь была запечатлена во всех ракурсах.
И еще одна легенда существует, которая при проверке оказалась правдой, — легенда о золотых куполах. Когда между мысами Сарыч и Форос строили дачу для президента СССР Михаила Горбачева, он приехал в Крым, чтобы ознакомиться с близлежащей местностью. И, конечно, залюбовался форосским храмом на «птичьей» высоте.
— Наверное, храм этот особенно был красив при золотых куполах? — высказал предположение президент.
— Вы правы, Михаил Сергеевич, купола уже реставрируются и очень скоро, к следующему вашему приезду, заблестят на солнце...
И верно, вместе со строителями дачи для президента огромной страны приступили к реставрационным работам в форосской церкви. И к последующему приезду Михаила Сергеевича купола действительно блестели на солнце золотом.
Но это был только внешний блеск, внутри — по-прежнему разор. Эх, почему бы Горбачеву и вовнутрь не заглянуть в свое время?! На форосском храме везде видны приметы нашего с вами невежества: ободранные стены, расписанные когда-то фресками! Не сшивались росписи Маковского, Масягина, Корзухина. И хоть уже в солидных годах старая форосская церковь — в 1992 году ей исполнилось сто лет, — но время здесь ни при чем: в 1930 году воинствующие атеисты, не верящие ни в Бога, ни в черта, но верящие в мировую революцию, сдернули с церкви кресты и почти все колокола. А в дальнейшем — это уже в наше с вами время! — превратили этот уникальный храм в обыкновенную общепитовскую харчевню, где путешествующим продавали пиво и шашлыки. Столы стояли в молитвенном зале, в котором чаще вспоминали не Господа Бога, а чью-то мать.
Но фрески, расписанные большими художниками, еще были целы. Были они целы и в годы Великой Отечественной войны — немцы разрешили совершать в храме богослужения. Фрески были уничтожены в самое ближайшее к нам время недрогнувшей начальствующей рукой, и от росписей осталось одно воспоминание.
В свое время в церкви предполагалось открыть филиал музея, но лишь весной 1987 года начались работы, а сам храм передали верующим.
Первым после долгих лет запустения священником, служащим в этом храме, стал иеромонах Петр, в миру Виталий Леонидович посаднев, сын севастопольского моряка.


Летом 1990 года отец Петр начал совершать здесь богослужения. А в Троицу — 3 июня 1990 года — один из прихожан, по разрушенной лестнице — как ему это удалось?! — взобрался на колокольню, молчавшую многие и многие годы, и... под крымским небосводом, впервые за семь десятилетий, раздался колокольный звон. И услышаны были эти божественные звуки далеко окрест: в Форосе и Батилимане, в Мелласе и Ласпи, в Мухалатке и Кастрополе...

Сейчас 30 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход