1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Ночь в гостинице. Рассказ

В очередную командировку Беляев ехал неохотно. Он за­нимался инспекцией эксплуатации нового оборудования на предприятиях и иногда любил навести страх на местных работников. Но в этот раз ему больше хотелось посидеть дома, тем более годы давали знать о себе (Беляеву было уже далеко за пятьдесят), а тут еще погода испортилась: весь день «не осен­ний, мелкий дождичек», холод и сырость. И дорога дальняя: около суток поездом. С соседями по купе Беляеву тоже не повезло. Две пожилые женщины всю дорогу без умолку болтали, жаловались на бытовые неурядицы и — мало того — пытались втянуть Беляева в свой разговор. Он спасался от них в вагоне-ресторане. Народу там было мало. Беляев сидел один за столиком, время от време­ни посматривал в окно на скучный придорожный пейзаж и тянул из рюмочки коньяк, закусывая семгой с лимоном или шницелем с жареной картошкой.

Наконец поезд подошел к нужному городу. Было уже около десяти часов вечера. Беляев наскоро засунул в чемодан пижаму и электробритву, которыми он в поезде так и не воспользовался — спать бы ему мешал непрестанный разговор соседок, а побриться можно и в гостинице, — и направился по узкому коридору к выходу.

Выйдя из вагона, он заметил, что был единственным пасса­жиром, сошедшим на этой станции. Ни на перроне, ни в здании вокзала, ни на привокзальной площади тоже никого не было. «Странно, — удивился Беляев. — Не так уж поздно, а в городе ни души». На автобусной остановке его дожидался одинокий авто­бус с надписью: «Вокзал — центр». Он тоже был пустой. Как толь­ко Беляев сел в него, автобус тронулся. Стекло, отделявшее салон от кабины водителя, было завешено какой-то цветастой тряпкой. По пути в гостиницу Беляев все время глядел в окно, но не заметил на улицах ни прохожих, ни машин и еще сильнее удивился — го­род как будто вымер. Но вот за окном засияло неоновым светом название гостиницы, и Беляев сошел на ближайшей остановке. Открыв тяжелую стеклянную гостиничную дверь, он обнаружил, что и в вестибюле было пусто. На стойке администратора белел глянцевый четырехугольник с надписью: «Заполните анкету, за­платите деньги и возьмите ключ от номера на стенке рядом». Ранее Беляев ничего подобного не встречал. Выполнив все, что от него требовалось, Беляев снял с крючка на стенке ключ с тяжелым дере­вянным набалдашником и отправился в свой номер на втором эта­же. Дежурная по этажу тоже куда-то вышла. Беляев открыл клю­чом дверь. Номер как номер, одноместный, с санузлом, большим платяным шкафом в углу напротив кровати, на одной из створок шкафа зеркало, у окна с тяжелыми плотными шторами небольшой письменный столик. Беляев повесил одежду в шкаф, надел пижаму и улегся в кровать, с удовольствием накрывшись тяжелым пухо­вым одеялом, — в номере было холодновато. Но спать ему не хоте­лось. Он долго прислушивался к таинственной тишине в коридоре и на улице, ворочался с боку на бок и в конце концов не то чтобы заснул, но задремал, накрывшись с головой одеялом.

Он очнулся от какого-то шороха. Высунув из-под одеяла голо­ву, он с ужасом увидел в тусклом, проникающем сквозь не задер­нутые до конца шторы свете, что по полу бегает таракан величиной с котенка. Заметив Беляева, таракан остановился, недвусмыслен­но вытянул в его сторону огромные усищи, похожие на рога анти­лопы, и, стуча по полу копытами, направился в сторону постели. Беляев схватил с полу тапочку и замахнулся на таракана. Но тот мгновенно исчез, словно растворившись в воздухе. Зато из шкафа высунулась и безжизненно повисла чья-то страшно бледная рука. Беляев сразу же покрылся холодным потом. Но, приглядевшись внимательнее, он обнаружил, что это была не рука предполагае­мого мертвеца, а рукав собственной белой рубашки, защемленный дверью шкафа. «Чего только не покажется спросонья», — вздохнул Беляев и, натянув на себя одеяло, повернулся лицом к стене. Од­нако сон не приходил. Беляеву не давал покоя какой-то смутный страх, вернее, страх неизвестно чего. Он встал с постели, босой подошел к окну и, перегнувшись через столик, раздвинул шторы. На улице по-прежнему никого — ни одной машины и ни одного пешехода. Фонарь на бетонном столбе разливал кругом ровный оранжевый свет. Беляев посмотрел на свои ручные часы со светя­щимися цифрами — час ночи. «В такое позднее время неудиви­тельно, что никого нет на улице», — успокаивал себя Беляев, и, осмотревшись и прислушавшись, снова забрался в постель.

Он уже почти совсем успокоился, но вдруг скорее почувствовал, чем услышал, как кто-то снаружи открывает своим ключом дверь. Затем дверь открылась, и кто-то бесшумно вошел в комнату. Бе­ляев выглянул из-под одеяла и никого не увидел. Но его не остав­ляло ощущение, что в номере он не один. От страха он накрылся с головой одеялом и снова повернулся лицом к стене. Невидимка подошел к постели и медленно, но настойчиво начал стаскивать с него одеяло. «Вампир, — подумал Беляев. — Сейчас кровь будет пить». Мысль о вампире, огромной летучей мыши, пришла ему в голову под влиянием недавно увиденного им телефильма об этом животном. Он хотел закричать, но крик застрял у него в горле. Вдруг он вспомнил, что давным-давно, в детстве, бабушка говори­ла ему: «Если кажется, перекрестись». Креститься Беляев не умел, но решил попробовать. Хотел пошевелить рукой, а рука как будто онемела — не двигалась. Беляев повернулся к невидимому вампи­ру и стал шарить другой рукой по тумбочке у кровати, пытаясь най­ти лежавший на ней ключ с набалдашником, чтобы отбиваться им от кровожадного зверя. Но ключа не было. К счастью, и вампира тоже не было. Беляев присел на кровати и увидел, что большая часть одеяла лежит на полу и лишь небольшой уголок остался на посте­ли, зацепившись за его ноги. Он подтянул одеяло, снова накрылся им, но спать уже не мог, потому что ждал какого-нибудь нового видения. Потом ему показалось, что он проваливается в глубокую черную яму. Провалившись туда, он потерял сознание.

Очнулся он от мужских голосов в коридоре. Мужчины прохо­дили мимо его двери, громко разговаривая. О чем они говорили, Беляев не расслышал, но до него явственно долетело одно креп­кое словцо, которое в интеллигентных кругах обычно заменяется словом «блин». Посмотрев в сторону окна, он увидел, что в щель между шторами льется белый дневной свет. Поднявшись с постели и подойдя к окну, он убедился, что на улице все нормально: ездят машины и ходят пешеходы. Тут он вспомнил, что и вчера ника­кой подозрительной пустоты в городе не было. Люди и машины двигались, как им положено. А в вестибюле гостиницы, когда он заполнял анкету, за стойкой сидела красивая администраторша и рядом стоял улыбающийся усатый толстяк, который приставал. к ней со своими глупыми шутками. «Ну и сон! — подумал Беляев и совсем уже спокойно почесал свой волосатый живот, немного выпиравший из-под расстегнутой пижамы. Проходя мимо зерка­ла, он заметил, что его волосы после беспокойной ночи растрепа­ны, как воронье гнездо. Он слегка пригладил их рукой. «Здорово я перебрал вчера в вагоне-ресторане, — мысленно заключил он. — Хорошо бы теперь холодного пивка выпить в буфете. Или лучше рюмку-другую водочки для опохмелки».

Сейчас 60 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход