1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Остолоповедение. Трактат

остолоп

Люди ли они? Да, несомненно, каждый из них имеет семью, детей. Иногда вполне достойных. Но я бы не спешил называть их людьми. Потому что тусклый блеск в их глазах — это знак иных существ. В манере их могут быть ласковость, неторопливость, в воспоминаниях они часто слезливы, сентиментальны. Они как бы не помнят зла, не замечают уколов и ударов, но будьте уве­рены — утысячеренное возмездие уже начало свой путь по направ­лению к вам.

Об израильских бомжах и не только. Очерк

евреиК приезду в Израиль я, конечно, подготовился основательно. Начитался всяческой литературы о Стране обетованной. Но больше всех мне «показался» путевой очерк Джорджа Микеша, напечатанный в баклановском «Знамени». Назывался он «Две половины равняются пяти» — жутко привлекательное название!
Мне очень и очень понравился опус этого венгерского писателя, а вот такие строки привели просто в восхищение:
«Серьезная проблема для Израиля — алкоголизм. Дело в том, что народ Израиля потребляет мало спиртных напитков. Здесь нет пивных, выпить можно лишь в гостиничном баре, ресторане или кафе, но мало кто пьет что-нибудь крепче пива. Пьют в основном холодные фруктовые соки...»

Три дня без власти. Мемуары

ТРИ ДНЯ БЕЗ ВЛАСТИ[1]

(Детские воспоминания о годах войны моего брата Кости)

Хорошо запомнился последний вечер пребывания немцев в городе. Было тепло и абсолютно безветренно. Дым от подо­жженных домов поднимался вертикально вверх, образуя высо­ченные столбы. Вблизи от нас подожжены школа, вокзал, корпус медицинского института. Столбы видны и в других частях города, со всех сторон вокруг нашего дома. Кажется, что горит весь город. Дома никто не тушит. Голодное население занято более важным делом — тянут домой все то, что осталось съедобного или полез­ного для хозяйства от прежней власти. Три дня в городе не было никакой власти.

Камень на камень, кирпич на кирпич. Очерк

Крепостная стенаНа фото — крепостная стена в Смоленске, отрезок между взорванными Наполеоном башнями Безымянной и Богословской. Справа из-за стены выглядывает фасад дома Каменских на Казанской горе, где жила семья моего прапрадеда Владимира Осиповича Каменского.

Единственная неудача Вольфа Мессинга. Рассказ

Вольф Григорьевич (Гершикович) Мессинг (10 сентября 1899, Гура- Кальвария, Польша — 8 ноября 1974, Москва, СССР) — эстрадный артист, выступавший в СССР с психологическими опытами «по чтению мыслей» зрителей, заслуженный артист РСФСР

Конь. Мемуары

Немецкие солдаты

А эта история приключилась в один из жарких дней лета 1942 года (первого лета при немцах). Мы с мальчишками купались на малой «купалке». Воды в «купалке» — «по шей­ку». Чтобы оценить истинную глубину «купалки», надо предста­вить рост того «измерителя глубины», да к тому же и ему только «по шейку». В «купалку» мы прыгали с глиняного берега высотой примерно полтора метра. Вереницей, один за другим, мы с разбе­га прыгали ногами в воду, каждый на свой лад: «бомбочкой», «сол­датиком», «с разворотом», демонстрируя друг другу свою удаль. Весело. Смех.

Облака обещали дождь... Рассказ Михаила Лезинского

Над Северной стороной Севастополя плыли облака, обещая дождь. Стояло то знойное время года, когда исстрадавшейся крым­ской земле влага была жизненно необходима. Но дождя не было.

— Может, переждете? — сказал возница Фету. — У меня клад­бищенский сторож в знакомцах ходит, у него и пересидеть мож- но...Несусветный ливень намечается.

Сейчас 252 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход