1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer
 
FacebookTwitterVkontakteLivejournal

Штирлиц, Мюллер и канцелярские скрепки (О последней фразе)

Мюллер и Штирлиц«Штирлиц знал, что лучше всего запоминается последняя фраза, и если Мюллера спросят, зачем приходил Штирлиц, тот ответит: «За канцелярскими скрепками»(1).

Правильный писатель должен быть похож на Штирлица. В то время как другие подобно фюреру - используют стратегию блицкрига, стремясь молниеносно завоевать своими книгами мир и покорить читателей всех полов, возрастов и национальностей - писатель-Штирлиц спокойно ведет разведку, прикрываясь канцелярскими скрепками.  

«Штирлиц никогда не торопил события. Выдержка, считал он, оборотная сторона стремительности. Все определяется пропорциями: искусство, разведка, любовь, политика(2)».

Литература не терпит суеты - ни шагу, ни строчки без тщательной разведки. Чтобы покорить читателя, нужно и вправду разведать многое. Внедриться в собственное произведение, разузнать всё возможное о героях, времени и месте действия. Узнавать это позже, во время боя – верное поражение.

Идеальный читатель похож на Мюллера. Его очень тяжело обмануть, переиграть даже по нашим правилам. Собирательный образ всё знает, везде бывал и у него тоже есть Гугл. Он сразу заметит фальшь, бракованную деталь. Не говоря уже о скомканной развязке или неудачной последней фразе.

Писателю-Штирлицу известно, что последняя  фраза остается в памяти. С ней нужно быть осторожным. Неудачным завершающим аккордом можно испортить впечатление.

В произведениях малой и сверхмалой формы последнее предложение часто является ключевым. Оно – залог успеха. Финальная фраза не только выражает основную мысль, но и поражает читателя, переворачивает его изначальное представление.

Именно на этом строятся анекдоты и реклама. Интрига анекдота раскрывается в самом конце. Если первая фраза состоит из сахара, то последняя - из соли и перца. Контраст между приторно-сладким и остро-соленым приводит к переосмыслению всего анекдота. Чем резче контраст, тем смешнее.

«Какого цвета у меня трусы? - спросил Мюллер. - Красные, - не задумываясь, ответил Штирлиц.  -  Вот  Вы и попались! - воскликнул Мюллер, - Цвет моих трусов кроме меня знает лишь русская пианистка! -Не  валяйте дурака, Мюллер, - спокойно ответил Штирлиц, - и застегните ширинку(3)».

Последняя фраза любого рекламного сообщения – это слоган, боевой клич, который рекламодатель использует для привлечения клиентов. Слоган должен хорошо запоминаться и вызывать любопытство. Быть звучным, информативным и уникальным.

«Концерт в лютеранской церкви Святого Иоанна. Истинный христианский рок! Пастор Шлаг и его органистки! Звук – божественный, а количество билетов ограничено. Пастор Шлаг – не ПОП-шлак!»

Как в рекламе, так и в анекдотах – самое вкусное в конце. Всё затевается ради последней фразы. В художественном произведении, особенно крупной формы, она не настолько важна. Но её можно и нужно использовать - сделать парадоксальной и запоминающейся, чтобы она вызывала эмоции и рекламировала наш шедевр.

Кульминация приводит читателя в состояние напряжения. Развязка позволяет выйти из него. С каждым новым предложением становится легче. Растраченная энергия постепенно восстанавливается, силы возвращаются к читателю. Дыхание ровное, глубокое – вдох, выдох, вдох… последняя фраза.

КУЛЬМИНАЦИЯ: «Синяя кровь, пена на губах, в голове шумит прибой. Оставайся, море, с нами, оставайся внутри нас. Ривьера в шалашике души. Суп любви на костре чувств… Правда, вкусно?»

ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ: «Девочка не отвечает. Но я знаю, что ей нравится. Ведь я и есть девочка».

РАЗВЯЗКА: «Разыскиваемый нашелся там же, где и потерялся. Сознательные граждане обнаружили его на дикорастущей груше, сняли и отвели к маме. На мальчике были синие плавки и свежая газета. Морской климат явно пошел ему на пользу. Психическое расстройство уступило место другому, не такому тяжелому. Теперь больной ассоциирует себя с одной личностью – девятилетней девочкой».

ВЫДОХ: «Так мальчик или девочка? Орел или решка?»

ВДОХ: «Бросайте…»

ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Я уже умею плавать(4)».

Дыхание после развязки позволяет плавно завершить произведение. Вздох – мальчик нашелся. Вдох – он поправился. Выдох – только он девочка. И последний вдох – перед тем как бросить монету, бросить героя в море, бросить наш рассказ.

Последняя фраза, констатируя изменение, намекает на счастливый конец. Она противостоит вышесказанному, как в анекдотах, и рекламирует главного героя. Теперь он точно вынырнет, выплывет на берег, где его ждет мама. 

Конечно, можно ограничиться развязкой. Однако Штирлиц знает, что нормальное дыхание обеспечивает нормальную деятельность. Оно снимает нервное напряжение и укрепляет иммунитет…

- Кстати, Мюллер, -  стучится в окно Штирлиц, - не найдется ли у Вас канцелярских скрепок?

Мюллер растерянно кивает, берет скрепки вместе с документами и выходит на улицу, где уже стоит и дышит Штирлиц - полной грудью, не боясь тяжелого дыхания свинца...

Мюллер открывает папку и начинает читать:

ПЕРВАЯ ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Я не знал, что есть на свете такая боль, и скорчился от мук, густая красная буква "Ю" распласталась у меня в глазах и задрожала. И с тех пор я не приходил в сознание, и никогда не приду(5)».

«Вот тебе и «Петушки-Архангельск! - думает вслух Штирлиц. – Кто же тогда писал, если автору полная Ю?»

Мюллер согласен с ним – концовка эффектная, но нелогичная. Если герой умирает в финале, он не может повествовать от своего лица, да ещё и в прошедшем времени. «Только с того света», - думает Мюллер. Он мотает головой, видимо, не верит.

«Кысь-кысь-кысь», - напоминает о себе Штирлиц

ВТОРАЯ ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Так вы не умерли, что ли? А?.. Или умерли?.. – А понимай как знаешь!..»(6)

Вот те два! Мюллер даже не знает, как понимать. Если отвечают, значит, не умерли? Или это уже оттуда говорят… из Архангельска – Федор-Кузьмичска? Нет, нельзя так издеваться над читателем. Штирлиц согласен с Мюллером – это дырка от бублика, как её ни крути, все равно пустота.

ТРЕТЬЯ ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Я кивнул, повернулся к двери и припал к глазку. Сначала сквозь него были видны только синие точки фонарей, прорезавших морозный воздух, но мы ехали все быстрее – и скоро, скоро вокруг уже шуршали пески и шумели водопады милой моему сердцу Внутренней Монголии(7)».

«А тут наоборот, - мысленно восклицает Штирлиц, - рояль в кустах!»

«Не нужно далеко ходить, - подытоживает Мюллер, - если целая Монголия в голове».

Страна из воздуха, какой бы большой она ни была – всё та де дырка от бублика. Читатель вряд ли останется довольным, ведь это шарлатанство, игра не по правилам. А Монголия хороша, особенно на расстоянии, как Внутренняя, так и Внешняя – со всеми степями, лошадьми и марками.

К слову, в детстве Мюллер собирал марки – и монгольские, и немецкие. Но это уже другая история.

ПОСЛЕДНЯЯ ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Но это уже совсем-совсем другая история(8)».

Ну уж нет, писатель-Штирлиц не бросит историю, пока не закончит её. Суббота не начинается в понедельник, а последняя фраза – это не первая. Он не станет обманывать читателя таким образом.

Мюллер вопросительно смотрит на Штирлица, а тот тянется к пистолету. Вынимает его из кармана, подносит к бумаге, щелкает…

Вальтер оказывается зажигалкой.

«Стойте, - останавливает его Мюллер, - тут ещё что-то»

ПОСЛЕДНЯЯ-РАСПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА: «Попробуй пожги только, дурья башка, мои гениальные строчки(9)»

Не то чтобы Штирлицу страшно… Но зажигалку он убирает – от греха подальше. Тем более что между канцелярскими скрепками есть фразы, которые нравятся Мюллеру. Например:

«Но никакого Александра Ивановича не было(10)».

«Я всего лишь убил человека, — говорит мой брат, — и пытался сжечь его труп. А ты?!(11)»

«И как только эта мысль оформилась в его сознании, он взял свой старый военный револьвер и пустил себе пулю в лоб(12)».

Свинец хрюкает, дышит в спину. Мысль не успевает оформиться в сознании. Штирлиц пытается увернуться, но хряк отрывает его от земли и уносит вдаль.

«А ведь я хотел попросить его остаться», - думает Мюллер.

Писатель-Штирлиц удаляется, а читатель-Мюллер долго смотрит ему вслед. Разведчик делается меньше, меньше и наконец вовсе растворяется в тумане.

Такая медитативная и многозначительная концовка была популярной в соцреалистической литературе. Писатели растягивали последнюю мысль, как жевательную резинку – до полной потери смысла. Зато каждый читатель, долго-долго смотря кому-то вслед, задумывался о своём – человеческом.

«Главное - быть человеком, Шурка, - сказал Лукьяныч и зашагал прочь. Шурка долго, долго глядел ему вслед(13)...»

Универсальная последняя фраза, высмеянная Сергеем Довлатовым. Конечно, можно использовать этот штамп. В конце концов, в нем есть определенный символизм. Отдаляющийся герой вскоре превращается в точку, этой точкой мы и заканчиваем произведение. А ещё это может быть точка в отношениях.

 «Она долго стояла на улице, когда автомобиль уехал, и смотрела ему вслед, туда, где скрылся красный сигнал(14)».

Дело тухлое, но можно постараться его покопать.

Памятник скрепке«Я не верю в это, а, в общем, покажите, - говорит нам читатель-Мюллер. - Мне как-то показывали, но я не верю этому(15)».

Мюллер знает, что в наше время нельзя верить никому, порой даже самому себе. Писатели – большие выдумщики. Иногда такое напишут, что диву даешься. Одного героя душили-душили, пятью или шестью руками, пригвоздили к полу и шилом в горло, а ему хоть бы хны – давай сочинять поэму в прозе(16). Другой воевал на Восточном фронте – удаленно, из психушки. И в голове у него не пустота, а Внутренняя Монголия целиком(17).

Уж лучше старые добрые канцелярские скрепки. Они объединяют, они скрепляют. Не дают бумагам перепутаться и разлететься. Скрепыш(18) – надежный помощник для дома и офиса. Почти реклама и почти анекдот.

А тем временем Штирлиц смотрит, как ветер уносит лист с последней фразой. Смотрит долго-предолго, задумчиво-презадумчиво. Он отлично понимает, что находится на грани провала.

 

___________

1. Из анекдотов о Штирлице.

2. Телесериал «Семнадцать мгновений весны».

3. Из анекдотов о Штирлице.

4. С.Лысенко, «О чем шелестит девочка на море».

5. Последняя фраза поэмы В.Ерофеева «Москва-Петушки».

6. Последняя фраза романа Т.Толстой «Кысь».

7. Последняя фраза романа В.Пелевина «Чапаев и Пустота».

8. Последняя фраза повести А.и Б.Стругацких «Понедельник начинается в субботу».

9. Последняя фраза романа С.Соколова «Между собакой и волком».

10. Последняя фраза романаВ. Набокова «Защита Лужина»

11. Последняя фраза сборникаС.Довлатова «Компромисс».

12. Последняя фраза романа Колетт «Шери».

13. С.Довлатов, «Заповедник»

14. Ю.Герман, «Наши знакомые».

15. Телесериал «Семнадцать мгновений весны».

16. В.Ерофеев, «Москва-Петушки».

17. В.Пелевин, «Чапаев и Пустота»

18. Скрепка-помощник в старых версиях «Microsoft Office».

Комментарии   

 
+2 #16 Лысенко 19.09.2013 15:34
Цитирую Эрик:
Например, поговорить о новаторстве. Надо ли быть в принципе новатором? Есть подозрение - что нередко "детская игра...

До определенного возраста (примерно - лет до 30, у кого-то чуть раньше, у кого-то дольше "детство" играет) хочется быть новатором, авангардистом. Это связано с бунтарством, нонконформизмом , непринятием культуры предыдущего поколения. Потом "детство" заканчивается, и сразу становишься "пенсионером". Период "зрелости" такой непродолжительн ый, что его можно и не выделять - это превращение "ребенка" в "пенсионера":)
Литература, бесспорно, нуждается в новаторстве. Большинство читателей любит узнаваемость, но есть такие(по моим подсчетам 5% - смотри на Луркморе 5%), которым подавай новизну, в том числе и стилистическую. Они(5%) - авангард, они формируют и задают вектор развития.
А когда очень надо, когда неприятие принципиально, появляются разные революционеры - символисты, сюрреалисты, футуристы.
Цитировать
 
 
0 #15 Лысенко 19.09.2013 15:15
Цитирую Варнава:
Хотелось бы узнать, будет ли продолжение статей или Мастерская закрылась на неопределённое время?

Будет.
Взяли паузу перед вторым сезоном:)
Цитировать
 
 
0 #14 Эрик 18.09.2013 11:32
Цитирую Варнава:
Хотелось бы узнать, будет ли продолжение статей...?

Хотелось бы. Например, поговорить о новаторстве. Надо ли быть в принципе новатором? Есть подозрение - что нередко "детская игра...
Цитировать
 
 
+1 #13 Варнава 16.09.2013 07:05
Хотелось бы узнать, будет ли продолжение статей или Мастерская закрылась на неопределённое время?
Цитировать
 
 
0 #12 Варнава 26.08.2013 18:34
Цитирую Лысенко:
Цитирую Варнава:
Цитирую Лысенко:
"Штирлиц удаляется, а Мюллер долго смотрит ему вслед. Разведчик делается меньше, меньше и наконец вовсе растворяется в тумане"?)))
Рад, что вы оценили. Конечно, напишите.

Ну, собственно, вот. Не уверен, что ПМ. Хотелось бы узнать мнение эксперта.
http://samlib.ru/editors/w/warnawanikolaj/posledneeslovo.shtml

Заценил)
Забавно получилось.

Спасибо.
Цитировать
 
 
0 #11 Лысенко 26.08.2013 11:26
Цитирую Варнава:
Цитирую Лысенко:
"Штирлиц удаляется, а Мюллер долго смотрит ему вслед. Разведчик делается меньше, меньше и наконец вовсе растворяется в тумане"?)))
Рад, что вы оценили. Конечно, напишите.

Ну, собственно, вот. Не уверен, что ПМ. Хотелось бы узнать мнение эксперта.
http://samlib.ru/editors/w/warnawanikolaj/posledneeslovo.shtml

Заценил)
Забавно получилось.
Цитировать
 
 
0 #10 Варнава 25.08.2013 18:51
Цитирую Лысенко:
"Штирлиц удаляется, а Мюллер долго смотрит ему вслед. Разведчик делается меньше, меньше и наконец вовсе растворяется в тумане"?)))
Рад, что вы оценили. Конечно, напишите.

Ну, собственно, вот. Не уверен, что ПМ. Хотелось бы узнать мнение эксперта.
http://samlib.ru/editors/w/warnawanikolaj/posledneeslovo.shtml
Цитировать
 
 
0 #9 Лысенко 25.08.2013 09:48
Цитирую Эрик:
Забавно, но говоря о Штирлице никто не вспоминает о писателе Ю. Семёнове.
По-моему, этот телесериал - особый культурный феномен.
Последняя фраза, согласен, многое объясняет и переворачивает.
Особенно меня впечатляют метаморфозы в песенке про зеленого кузнечика в траве.
Пришла лягушка:

И съела КУЗНЕЦА!

Видимо, прямо с горном и наковальней с молотом. :eek:

Потому что Штирлиц уже не только Семенова - он наш, общий))
)) Съеденный Кузнец - это кульминационный перевертыш) там дальше еще смесь развязки и эпилога.
Цитировать
 
 
+1 #8 Эрик 25.08.2013 07:10
Забавно, но говоря о Штирлице никто не вспоминает о писателе Ю. Семёнове.
По-моему, этот телесериал - особый культурный феномен.
Последняя фраза, согласен, многое объясняет и переворачивает.
Особенно меня впечатляют метаморфозы в песенке про зеленого кузнечика в траве.
Пришла лягушка:

И съела КУЗНЕЦА!

Видимо, прямо с горном и наковальней с молотом. :eek:
Цитировать
 
 
0 #7 Лысенко 24.08.2013 23:52
"Штирлиц удаляется, а Мюллер долго смотрит ему вслед. Разведчик делается меньше, меньше и наконец вовсе растворяется в тумане"?)))
Рад, что вы оценили. Конечно, напишите.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сейчас 186 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Лампа и дымоход